Институт русского языка им. В. В. Виноградова
 


Архив семинара «Теория и практика авторской лексикографии»
2008 год

[Хроника последних заседаний]

18 марта 2008 г. на очередном заседании семинара с докладом «Конкорданс к стихам М. Кузмина как источник изучения идиостиля поэта» выступила к. ф.н. А. В. Гик.

Она рассказала об истории создания «Конкорданса к стихам М.Кузмина» (т. 1. А-Й. М., 2005). Отдельно остановилась на вопросах источников конкорданса, или «расширенного словаря поэта». Докладчик проследила историю создания словарей и конкордансов к поэтическим текстам в России и за рубежом [Подробнее].



1 апреля на очередном заседании семинара c докладом «Концепция словаря поэзии А. В. Кольцова» выступил д. ф.н. А. А. Кретов.





Докладчик отметил, что, несмотря на установившуюся еще при жизни поэта высокую оценку его творчества, авторская лексикография А. В. Кольцова исчерпывается двумя изданиями: А. В. Кольцов: Указатель слов и форм слов в поэтических произведениях / Под ред. Р. К. Кавецкой. Воронеж, 1991 и Кавецкая Р.К., Кретов А.А. Обратный частотный словарь поэтических произведений А. В. Кольцова. Воронеж, 1996. В основу «Указателя» положено издание: А. В. Кольцов. Полное собрание стихотворений. Л., 1958 (Б-ка поэта: Большая серия.). Электронная версия этого текста (с указанием страниц) создана около 20 лет назад.

В настоящее время силами сотрудников Научно-методического Центра компьютерной лингвистики Воронежского госуниверситета на базе указанных источников ведутся работы по созданию толкового СЛОВАРЯ ПОЭЗИИ А. В. КОЛЬЦОВА (СПОК).

Если попытаться выразить концепцию словаря одним словом, то таким словом будет «системность».

Элементами лексико-семантической системы признаются лексико-семантические инварианты (ЛСИ — Лексико-семантический инвариант – ряд лексико-семантических вариантов, объединенных тождеством лексического значения в отвлечении от различий в их формах и грамматических значениях.). Структуру ЛССистемы образуют синтагматические, парадигматические и эпидигматические связи между элементами.

Условием создания толкового словаря поэзии является предварительное создание: (0) Электронной версии текста – источника лексикографических данных, (1) Конкорданса поэзии А. В. Кольцова, (2) Тезауруса (идеографического словаря) поэзии А. В. Кольцова и (3) Морфемного словаря поэзии А. В. Кольцова. Такого рода «строительные леса» необходимы при возведении здания любого толкового словаря.

В «Конкордансе поэзии Кольцова» единицей контекста избрано предложение. Конкорданс получен автоматически из электронной версии «Полного собрания стихотворений А. В. Кольцова». За Конкордансом последовало создание «Морфемного словаря поэзии Кольцова». Как свидетельствуют его материалы, самым продуктивным корнем в поэзии Кольцова оказывается корень ДА (дать) – 37 слов. Всего на одно слово меньше в корнеслове корня ЬМ (иметь) – 36 и на два – в СТА (стать) – 35 слов. Ядро из пяти слов образуется добавлением к ним корней БЫ (быть) и ЖИ (жить).

Третьим продуктом, обеспечивающим создание толкового словаря поэзии Кольцова, призван быть «Идеографический словарь поэзии Кольцова». Этот словарь находится в процессе разработки.

Структура словарной статьи в толковом словаре поэзии Кольцова выглядит следующим образом:

Лемма, грамматическая помета, тип акцентной парадигмы,

номер омонима, номер значения, дефиниция: гипероним, парадигмосемы, синтагмосемы, эпидигмосемы.

Эквонимы. Синонимы. Антонимы. Гипонимы.

Криптоклассы (см.: Worf 1956; Уорф 1972; Борискина 2003), классификаторы/классификант. Частота реализации: значений, словоформ, криптоклассов. Устойчивые словосочетания. Номер значения. Дефиниция.

Схематически этапы работы над словарной статьей в СПОКе можно представить следующим образом:

1 этап. Данный ЛСВ сравнивается с синонимичными и антонимичными ему, а также с гиперонимом, эквонимами и гипонимами. В дефиниции удерживаются лишь те семы, которые необходимы для того, чтобы отличать данный ЛСВ от тех, с которыми он сравнивается. Остальные семы устраняются как избыточные.

2 этап. Данный ЛСВ сравнивается с мотивирующим и/или мотивированными ЛСВ (речь идет как о межсловной, так и о внутрисловной мотивации) и прочими однокоренными словами.

3 этап состоит в сравнении сочетаемости слов, выявленных на втором этапе, а также в сравнении семантики данного ЛСВ с другими ЛСВ, имеющими сходную сочетаемость и установлении на этой основе компонентного состава его семемы. Выявление криптоклассных характеристик ЛСЕ.

Пример анализа существительного.

Душа (115) сущ., тип С

1. (98) Внутренний эмоциональный настрой человека, совокупность его переживаний, не всегда проявляющийся внешне, но влияющий на его поведение. ПС: Эмоциональное состояние; СС: не видимый внешне; ЭС: присущий человеку. Син. сердце во 2 знач.. К-р кл. предм., обозн. людей /отн. к кл. предм., спос. быть вместилищем для др. предм., кл. предм., имеющ. плоскую поверхность, кл. живых существ; кл. мыслящ. существ, кл. горючих предметов.

2. (6) Особенность характера человека. Отдельная особенность поведения; присущий человеку; невидимый. Син. нрав, характер.

3. (3) Главная составляющая природы человека, находящаяся внутри тела, способная испытывать чувства, определяющая характер человека, которая может погибнуть в наказание за грехи. Составляющая природы человека; не воспринимаемое органами чувств; живое, не умирает, можно убить, находится в теле; способное испытывать эмоции, связанное с характером, главное в человеке. Экв. тело. 1. им.п.  20 р.п.  16 д.п. 5 в.п. 18 т.п. 21 п.п.  9 2. им.п.  1 р.п.  1 т.п. 2 мн. р. п. 2 3. р.п.  1 в.п. 1 т.п. 1 ◊ пока душа в теле пока жив 1; душа моя! в обращении дорогой, любимый! 2; в душе мысленно 4; от души искренне, дав выход всем эмоциям 1; в глубине души тайно 1; (всей) душой сильно 3.

На сегодняшний день создано 610 словарных статей, что составляет примерно 1/7 объема словаря.

В заключение А. А. Кретов привел ключевые слова поэзии Кольцова, выявленные по его методе (см.: Кретов А. А. Опыт выявления архетипов поэзии А. В. Кольцова // Лінгвістичні студії: Зб. наук. праць. Випуск 16. Донецьк: ДонНУ, 2008. С. 353-366), отличной от простой аранжировки слов в порядке убывающей частоты. Было показано, что центральным «деятелем» и одновременно предметом поэтической рефлексии в художественном мире А. В. Кольцова является жизнь, к которой примыкают доля и Бог, составляя первое тематическое единство.

Доклад А. А. Кретова вызвал большой интерес у слушателей. В его обсуждении приняли участие И. Ю. Белякова, Т. Л. Беркович, А. В. Гик, В. В. Леденева, Н. А. Фатеева, Л. Л. Шестакова.

29 апреля на очередном заседании семинара c докладом «Словарь окказиональной лексики русского футуризма» выступил Д. Б. Масленников, кандидат филологических наук, доцент Башкирского госпедуниверситета им. М. Акмуллы (г. Уфа).







Докладчик отметил, что в лингвистической литературе до сих пор существует терминологический разнобой в толковании понятий «неологизм», «потенциальное слово», «окказиональное слово». По его мнению, окказионализм есть авторская реализация «потенциального слова», произведенная в целях создания определенного художественно-эстетического контекста.

Д. Б. Масленников подробно описал принципы составления Словаря, основанного на сплошной выборке соответствующей лексики из текстов кубофутуристических сборников начала века (1911—1918 гг.). Было выявлено около девятисот окказионализмов, большая часть которых — имена существительные и прилагательные, чуть меньше — глаголов и глагольных образований (причастий и деепричастий), количество наречий и междометий незначительно. Следует отметить, что окказиональные слова Велимира Хлебникова автором не рассматривались (см. работы В. П. Григорьева, Н. Н. Перцовой).

Структура словарной статьи включает грамматический комментарий, предполагаемое значение, иллюстративный материал, словообразовательную структуру слова, фиксацию в словарях (Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х т. М., 1979—1980; Перцова Н. Словарь неологизмов Велимира Хлебникова. М.-Vien, 1995.)

По авторской принадлежности исследуемые окказиональные новообразования разделились следующим образом:
1) наибольшее количество окказионализмов принадлежит Василию Каменскому (около четырехсот);
2) достаточное количество окказиональных слов (от пятидесяти до ста) принадлежит таким признанным мастерам русского слова, как Алексей Крученых, Константин Большаков, Николай Асеев, Елена Гуро;
3) сравнительно небольшое количество окказионализмов (от десяти до двадцати) обнаружено в текстах, принадлежащих перу Григория Петникова, Вадима Шершеневича, Бенедикта Лившица и Рюрика Ивнева;
4) незначительное количество окказиональных новообразований Владимира Маяковского (так как учитывались только новые слова, включенные в ранние футуристические сборники начала двадцатого века), Василия Кандинского и Давида Бурлюка.

Пример словарной статьи:

ЮНЕТЬ, -ю, -ешь, НСВ, н. ф. — делаться юным, молодым. ~ В.Ш. «Церковь за оградой…»: Что юнело и трескало [Футуристы 1914: 22]. # Афф., суф.: юн(ый) + е(ть). Ср. В.Д.: юнеть (юный) — становиться юным, молодеть, моложаветь на вид (IV, с. 667). Что означает следующее:

1) юнеть; 2) глагол (даны грамматические пометы); 3) несовершенный вид; 4) начальная форма восстановлена; 5) значение слова — делаться юным, молодым; 6) автор окказионализма — Вадим Шершеневич; 7) слово встречается в сборнике «Футуристы. К. Большаков, Бурлюки: Давид, Владимир, Николай и др. Дохлая луна» (2 изд.), М., 1914, с. 22 [Футуристы 1914: 22]; 8) употреблено в стихотворении «Церковь за оградой…»; 9) цитата: Что юнело и трескало; 10) схема построения слова: суффиксация: юн(ый) + е(ть); 11) слово встречается в 4 томе «Толкового словаря живого великорусского языка» В. И. Даля: юнеть (юный) — становиться юным, молодеть, моложаветь на вид (IV, с. 667).

Вторым докладчиком на семинаре стал С. В. Вахитов, кандидат филологических наук, доцент Башкирского госпедуниверситета им. М. Акмуллы (г. Уфа).





Посвятив свое выступление «Истории создания словаря уфимского сленга», автор изложил принципы отбора лексики, охарактеризовал структуру словарной статьи.

Словарь уфимского сленга был задуман ещё в начале 90-х годов прошлого века. Собранные материалы постепенно складывались в словарь, который составлялся с соблюдением двух основных принципов. Во-первых, включались сленговые слова, которые употреблялись жителями Уфы и её окрестностей на момент записи, то есть соблюдался принцип единства времени и пространства. Во-вторых, в словарь уфимского сленга включались все ненормативные слова.

В 2000 году удалось выпустить первый вариант словаря, который назывался так: «Словарь устойчивых выражений уфимского сленга». Он включал 1340 единиц, некоторые выражения были проиллюстрированы примерами, предложенными студентами, в приложении к словарю был помещен обратный словарь уфимского сленга.

Вторая книга – собственно «Словарь уфимского сленга» – вышла в 2001 году и включала в себя 4200 слов и устойчивых выражений. В качестве приложения приводился список неофициальных наименований г. Уфы.

Во 2-м и 3-м дополненных и исправленных изданиях словаря, вышедших соответственно в 2003 и 2004 гг., С. В. Вахитов специально остановился на объяснении используемой терминологии, в частности, на различении понятий жаргон и сленг. В жаргонах, по его мнению, находят отражение различия, связанные с профессиональной деятельностью, образом жизни, увлечениями, манерой одеваться и т.п. , – то есть всё, что может включаться в понятие субкультуры того или иного социума. Сленг же никогда не создаётся «ради обособления». Он является средством нестандартного выражения нашего отношения к миру и возникает в противовес официальному литературному языку, в оппозиции к которому реализуется сленговое значение.

Сленг отличается от жаргона и временем происхождения. Жаргон – более раннее явление, возникает он вместе с социальным расслоением общества. Сленг же образуется лишь тогда, когда литературный язык начинает занимать прочные позиции. Так, например, в современной Белоруссии нет белорусского сленга, так как белорусский литературный язык не имеет государственной поддержки, и на нём говорит относительно небольшая группа городской интеллигенции.

С 2006 года С. В. Вахитов работает над новым словарём уфимского сленга. На этот раз словарь составляется в основном по тематическому принципу, то есть в него включается лексика, тематически связанная с Уфой, а также незначительное число сленгизмов тюркского происхождения, не встречающихся в других регионах.

Словарная статья в словаре уфимского сленга содержит грамматические пометы, толкование и иллюстрацию употребления слова. После иллюстрации указывается дата фиксации сленгизма. При необходимости приводятся этимологические комментарии. Используемые в словаре сокращения являются обычными для лексикографических работ, поэтому специально не оговариваются. Пример словарной статьи:

МАЖОР, -а, м. – 1. Ребенок богатых родителей. ~ Они не любят, когда их называют скинами, ненавидят негров и мажоров, проникнуты юдофобией и бьют рэпперов, считая, что белый пацан обязан слушать нашу российскую эстраду. Молодёжная газета. 2001. №4. 2. Новый русский, богатый человек. # Корень маз-/маж- со сложной семантикой. Ср.: угол. мажор ‘хорошо, успешно’, мажорить ‘фарцевать’, маз ‘главарь воровской группы’, мазёл ‘свёрток с деньгами’, мазурик ‘мелкий воришка’ и др. [Балдаев 1992: 133].

Доклады вызвали живой интерес у слушателей. Вопросы, заданные Д. Б. Масленникову и С. В. Вахитову, касались как используемой ими терминологии, общих принципов составления словарей, так и описания конкретных языковых единиц. В обсуждении приняли участие В. А. Плунгян, Н. А. Фатеева, Л. Л. Шестакова, М. В. Ляпон, В. К. Щербин, Е. Ю. Кукушкина и др.

27 мая на очередном заседании семинара с докладом «Словарь ключевых слов поэзии Георгия Иванова» выступила д.ф.н., проф. Ирина Анатольевна Тарасова (Педагогический институт Саратовского государственного университета).







И.А.Тарасова отметила, что «Словарь ключевых слов поэзии Георгия Иванова» относится к дифференциальным авторским словарям комплексного типа. В нем представлена информация о ключевых единицах поэтической системы Г.Иванова, носящая статистический, грамматический, словообразовательный, семантический, стилистический характер. Впервые в поэтической лексикографии последовательно использована система тезаурусных функций, с помощью которых описаны семантические отношения между ключевой лексемой и ее идиостилевыми партнерами (эпитетами, ассоциатами, оппозитами, синонимами, символами и др.).

Входом в Словарь являются ключевые слова разных типов:

1. частотные в русской поэтической традиции и в творчестве Г.Иванова (душа, звезда, черный, весна, снег);

2. частотно маркирующие идиолект Г.Иванова (роза, музыка, синий, лететь);

3. не обладающие высокой частотой, но чрезвычайно значимые в плане характеристики концептуальных особенностей поэтического мира Г.Иванова (вечность, смерть, Россия, поэзия, судьба);

4. слова с ярко выраженной индивидуально-авторской символикой (нежный, сияние, торжество, закат, заря).

Строение словарной статьи позволяет:

  • проследить эволюцию словоупотребления Г.Иванова (от прямых и традиционных переносных значений к уникальным образно-символическим);
  • выявить преимущественные способы образных употреблений поэтического слова;
  • соотнести значения ключевого слова со значениями других членов словообразовательного гнезда, кодирующих в совокупности авторский концепт (например, лететь, полететь, полет и т.д.);
  • установить (через систему тезаурусных функций) основные направления ассоциирования, приводящие к формированию индивидуально-авторских символических значений;
  • построить ассоциативно-смысловые поля для каждого из ключевых слов, показать системный характер словоупотребления поэта.
  • Доклад вызвал живой интерес у слушателей. Вопросы, которые были заданы И.А.Тарасовой, касались особенностей словоупотребления раннего и позднего Г.Иванова, принципов выделения символических значений (О.Г.Ревзина), места имен собственных среди ключевых слов поэта (Н.А.Фатеева), разграничения словаря концептов и словаря ключевых слов (В.К.Щербин), различий в тезаурусной зоне между синонимами и симилярами (О.И.Северская), реализации в словаре принципа частотности (Л.Л.Шестакова) и др.



    3 июня на очередном заседании семинара прозвучали доклады д.ф.н. М.А.Бобуновой «Контрастивный авторский словарь как экспериментальный тип словаря» и д.ф.н. И.С.Климас «Исследовательский потенциал контрастивного словаря».







    М. А. Бобунова рассказала об опыте работы над контрастивным словарем на материале стихотворений А. Фета и Ф. Тютчева [Бобунова, Хроленко 2005]. В докладе говорилось об истории создания словаря, о его экспериментальном характере и принципах построения. Особое внимание было уделено композиции словаря, имеющего особенности на макроструктурном и микроструктурном уровнях. В частности, основной единицей контрастивного словаря является «двухместная» лексикографическая ячейка, содержащая соотносительные по концепту словарные статьи. Если соотносительной статьи нет, ячейка приобретает лево- или правосторонний «лакунарный» вид.

    В словаре используется кластерный принцип описания, позволяющий объединять слова различной частеречной принадлежности, семантически, словообразовательно и функционально связанные между собой, для репрезентации того или иного фрагмента поэтической картины мира.

    В докладе был проведен подробный анализ отдельной словарной статьи, которая благодаря своему параметрическому устройству оказалась изоморфна концептограмме, фиксирующей актуальные связи описываемого концепта с другими концептами в пределах стихотворного текста.

    По мнению авторов, контрастивный словарь, включающий всю знаменательную лексику (за исключением местоимений) и представляющий объективную информацию о слове, способствует точному описанию идиолекта каждого из поэтов и является надежной базой для проведения сопоставительных исследований с использованием разных методик.

    И.С. Климас в своем выступлении рассказала о богатом эвристическом потенциале контрастивного словаря «Тютчев и Фет», который позволяет сопоставить поэтические идиолекты двух поэтов не только на уровне формального, но и функционального тезауруса. Анализ лексического состава всех выделенных авторами словаря кластеров продемонстрировал, что лексикон А. Фета разнообразнее, им используется много наименований, не встречающихся в текстах Ф. Тютчева. Более подробно был проанализирован состав кластера «Время» и рассмотрена лексема день во всех выявленных связях и отношениях. Исследование показало, что Тютчев в описании дня более субъективен, личностен, ассоциативен; для Фета день чаще объективирован в конкретных признаках и действиях. По итогам выступления был сделан вывод, что словарь дает возможность сравнить лексическую репрезентацию концептов и кластеров на разных основаниях и выделить разные виды языковой асимметрии в творчестве писателей.

    Доклады М.А.Бобуновой и И.С.Климас вызвали большой интерес у слушателей. В их обсуждении приняли участие Т.Л.Беркович, А.Г.Грек, Е.Л.Ковачич, Е.Ю.Кукушкина, З.Ю.Петрова, Н.А.Фатеева, Л.Л.Шестакова.



    17 июня на очередном заседании семинара c докладом «Авторская лексикография в Белоруссии» выступил к.ф.н. В.К.Щербин.







    Докладчик отметил, что авторская лексикография Белоруссии берет свое начало с авторских глосс – толкований малопонятных, индивидуально-авторских и иных слов, которые объясняются непосредственно в тексте художественного произведения самим его автором. В частности, одним из первых в Белоруссии начал использовать в своих произведениях прием глоссирования малопонятных слов известный восточнославянский первопечатник Франциск Скорина (1490-1551). Подобная практика объяснения слов в белорусских художественных произведениях сохранилась до настоящего времени и представлена краткими, логичными и весьма функциональными лексикографическими дефинициями таких слов, как волколак: «Волколак – это человек с поведением зверя» (См.: Наварыч А. Рабкова ноч: Аповесці, апавяданні. – Мн., 1984. – С. 43). Развитие авторской лексикографии Белоруссии шло в следующем направлении: от авторских глосс и формирования их сборников (глоссариев) к составлению толковых словарей языка писателей (“Словаря языка Янки Купалы”, “Словаря языка Якуба Коласа” и др.) и персональных энциклопедий (“Янка Купала: энциклопедический справочник”, “Франциск Скорина и его время: энциклопедический справочник” и др.), затем к составлению разнообразных аспектных авторских словарей (исторических, терминологических, частотных, диалектных, ономастических, переводных словарей, словарей тропов, паремий, фразеологизмов, индивидуально-авторских неологизмов, заимствований, псевдонимов и других разрядов лексики) и, наконец, к созданию тематических, комплексных словарей, авторских концептуариев и других типов словарей языка писателя.

    В настоящее время авторская лексикография Белоруссии объединяет в своем составе около ста белорусскоязычных авторских словарей, полтора десятка русскоязычных, около десятка польскоязычных, а также отдельных немецкоязычных, англоязычных и иноязычных авторских словарей, созданных в Белоруссии и за ее пределами. Кроме того, в рамках авторской лексикографии в республике успешно развивается и такой ее раздел, как авторская металексикография (она включает около полусотни научных статей теоретического характера, а также несколько десятков рецензий на авторские словари Белоруссии).

    Распределение опубликованных и рукописных авторских словарей Белоруссии по авторам дает следующую картину: скориновская лексикография объединяет в себе 13 авторских словарей, купаловская лексикография – 8 словарей, колосовская – 7, дунин-марцинкевичская, зарецковская, гартновская, калюговская лексикографии – по 3 словаря и т.д. Всего в рамках белорусской авторской лексикографии созданы разнотипные словари по творчеству почти трех десятков писателей, первопечатников и деятелей культуры Белоруссии (Ф. Скорины, Я. Купалы, Я. Колоса, М. Богдановича, В. Дунина-Марцинкевича, М. Зарецкого, Т. Гартного, Л. Калюги, В. Дубовки, М. Гарецкого, Г. Мурашко, Я. Бриля, К. Черного, К. Марашевского, Ф. Евлашовского, Н. Телеша, А. Мицкевича, Ю. Потюпы, Ф. Кмиты-Чернобыльского, П. Глебко, Я. Ходько, Э. Ожешко, А. Курбского и др.).

    Характеристика авторских словарей Белоруссии по их типологической принадлежности показывает следующее: наиболее развита авторская толковая лексикография (29 словарей), затем авторская энциклопедистика (18 персональных энциклопедий и энциклопедических справочников), далее авторская историческая лексикография (12 словарей), авторская терминография (10), лексикография тропов (9 словарей), авторская паремиография (6 словарей), статистическая лексикография языка писателя (5 словарей), авторская фразеография, диалектная лексикография, авторская неография - по 4 словаря каждая, переводная лексикография, лексикография заимствований, поэтическая лексикография, ономастическая лексикография, комплексная лексикография – по 3 словаря, лексикография псевдонимов и криптонимов, топонимическая лексикография – по 2 словаря, авторская концептография, тематическая лексикография, лексикография индексов и указателей – по 1 словарю каждая.

    Сравнение авторской лексикографии Белоруссии с другими национальными авторскими лексикографиями показывает, что большое влияние на развитие белорусской писательской лексикографии оказали лучшие образцы русской авторской лексикографии: “Словарь языка Пушкина”, серия авторских словарей по творчеству М. Горького, “Словарь языка русской советской поэзии” В.П. Григорьева, “Лермонтовская энциклопедия” и др. В свою очередь, специфику белорусской авторской лексикографии составляют такие словари-уникалии, как “Чародеи родного слова… 40 языковых портретов белорусских писателей» в 2 ч. / Сост. А.Е. Михневич и Н.Ю. Павловская (Мн., 2006), «Толковый словарь отличительной лексики в произведениях Якуба Колоса» А.В. Орешонковой и Н.А. Чеботарь (Мн., 2003) и т.п. авторские словари.



    23 сентября на очередном заседании семинара c докладом «"Тихий Дон": от частоты слова и частоты словосочетания к повтору мотива. Попытка измерить метафоричность лексикона писателя» выступил д.ф.н. М. Ю. Михеев.

    На этом же заседании прошла презентация книги: Словарь языка русской поэзии XX века. Том III: З—Круг / Cост.: Григорьев В.П. (отв. ред.), Шестакова Л.Л. (отв. ред.), Колодяжная Л.И. (ред.), Бакеркина В.В., Гик А.В., Реутт Т.Е., Фатеева Н.А. М.: Языки славянских культур, 2008. – 792 с. [Подробнее].



    11 ноября на очередном заседании семинара с докладами на общую тему «Конкорданс к полному собранию сочинений и писем М. В. Ломоносова: первые шаги» выступили д. ф. н. М. Б. Бергельсон, д. ф. н. И. А. Пильщиков, А. Е. Поляков [Подробнее].



    23 декабря 2008 г. на очередном заседании семинара c докладом «Об особенностях представления диалектной и просторечной лексики в авторском словаре дифференциального типа» выступила к.ф.н. И. М. Курносова [Подробнее].



    [Хроника последних заседаний]

    © ИРЯ РАН, 2014

    Техническая поддержка: support@ruslang.ru

       

    Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН
    119019, Москва, ул. Волхонка, д. 18/2.
    Телефон: (+7 495) 695-26-60
    Факс: (+7 495) 695-26-03
    ruslang@ruslang.ru
    Схема проезда
    Российская академия наук