Семинар «Теория и практика авторской лексикографии»

[Титульная страница семинара]

 

 

23 января 2018 года на очередном заседании семинара с докладом «О возможности использования ресурса Словаря языка Достоевского в преподавании русского языка как иностранного» выступил д.ф.н. И. В. Ружицкий (МГУ им. М. В. Ломоносова, ИРЯ РАН).

 

 

Преподавание русского языка как иностранного (РКИ) получило статус самостоятельной специальности немногим более полувека назад, с момента открытия кафедр РКИ в МГУ имени М.В. Ломоносова, немного позднее – аналогичных кафедр в Ленинграде и Киеве, однако до сих пор ведутся споры относительно статуса данной дисциплины, её определяющих характеристик, а также относительно того, что должен включать в себя профессиональный портрет преподавателя РКИ. В связи с этим существует несколько, на наш взгляд, довольно серьёзных заблуждений, а именно:

1. Преподавать РКИ может любой носитель русского языка – так же как английскому языку может обучать любой англичанин, американец или австралиец и т. д. Так, действительно, часто и происходит, и всегда происходило: и иностранные гувернёры в России XIX века, и в наше время – русские эмигранты, уехавшие в Европу или в Америку и не имеющие возможности найти работу по своей специальности. Смеем утверждать, что чаще всего учили и учат иностранному языку плохо. Да, в России XIX века дворяне говорили по-французски, но и ситуация, языковая и общественно-политическая, была другой. Всё-таки для преподавания иностранного языка, в том числе и русского как иностранного, желательно иметь хотя бы общее филологическое образование, с чем, однако, связано второе заблуждение.

2. Чтобы преподавать РКИ, достаточно иметь общее филологическое образование и быть носителем того языка, которому обучаешь. Опыт показывает, что и этого недостаточно. Грамматика русского языка, которой обучают на филологических факультетах, далеко не всегда способствует развитию речевой компетенции, например, перечень структурных схем предложений имеет практически нулевую лингводидактическую ценность. То же самое касается и традиционной вузовской фонетики, словообразования, морфологии и лексикологии. Преподавателю с общим филологическим образованием, тем не менее, намного проще: он хотя бы знает, что такое функциональный подход в лингвистике и способен понять, что именно этот подход целесообразнее всего применять в организации и описании учебного материала.

3. Третье заблуждение состоит в том, что, зная методику преподавания иностранного языка и обладая общим филологическим образованием, можно успешно обучать иностранному языку. Этого, однако, тоже мало, преподаватель РКИ должен обладать и рядом других способностей. Назовём только некоторые из них:

– очень хорошо «видеть» свою аудиторию, которая, если говорить о преподавании РКИ, за последние годы очень сильно изменилась;

Необходимо учитывать следующее: категория учащихся (студенты, магистранты, аспиранты, стажёры и др.); национально-языковой состав (30 лет назад в учебных группах автора доклада было 90 % студентов из арабских стран, в настоящее время 90 % – из КНР); основная специальность учащихся (если это студенты-филологи, то произведения Достоевского, которые входят в учебную программу, им просто приходится читать, то же касается и лингвостилистического анализа текста); степень владения русским языком; национально-психологические и личностно-психологические особенности и др. Помимо традиционных учащихся («чистых иностранцев»), к аудитории РКИ также относятся студенты из бывших союзных республик и из смешанных семей («наши иностранцы»), очень часто убеждённые в том, что хорошо владеют русским языком, не понимая при этом, что их языковые способности ограничиваются в основном общением на бытовые темы, лексический запас у таких студентов часто ниже, чем у «чистых иностранцев», не говоря уже о такой способности компетентной языковой личности, как спонтанный переход с одного функционального стиля на другой, и, что очень важно, мотивы изучения русского языка у них совсем иные;

– уметь работать и ни в коем случае не отказываться работать с любой аудиторией, несмотря на указанные выше и другие, иногда, впрочем, преувеличиваемые различия между учащимися; в этом отношении работа преподавателя РКИ чем-то напоминает профессию врача, который обязан лечить всех;

– способность приспосабливаться к любой аудитории, быть гибким во многом основывается на умении находить контакт с аудиторией, которое в свою очередь связано с умением находить с аудиторией «мостики» или создавать эти «мостики», чаще всего основанные на общих знаниях, ценностях и интересах.

Конечно, нельзя быть специалистом во всём, но развить в себе умение взять из любой области знаний самое важное, то, что интересно учащимся, или то, что может их заинтересовать, можно. С этой точки зрения личность и творчество Ф.М. Достоевского занимает особое место: писатель уже около ста лет является своеобразной эмблемой восприятия России и русских иностранцами, по крайней мере американцами и европейцами; нас видят в основном через произведения Достоевского, часто глазами его персонажей, и часто такое видение оказывается искажённым. Отметим, кстати, что корректировка искажённого восприятия России и русских является идеологической задачей преподавания РКИ на современном этапе существования этой специальности. Практически в каждой аудитории, с которой нам приходилось работать, находились учащиеся, заинтересованные в том, чтобы читать и анализировать произведения Достоевского, причём мотивы могли быть самыми разными: написание научной работы, тема которой связана с творчеством Достоевского (последние примеры – «Характер русского человека в романе “Игрок”», «Философия Достоевского в романе “Братья Карамазовы”»); подготовка к экзамену по программе, в которую входят произведения Достоевского; какие-то личные причины, например, советы русских друзей, и т. д. Безусловно, в каждом отдельном случае будет свой подход к отбору материала и методике работы с ним. Так, работая с американскими преподавателями русского языка на летнем семинаре АСПРЯЛ, мы получили возможность, обусловленную общей высокой мотивированностью учащихся, предложить спецкурс, целиком построенный на материалах Словаря языка Достоевского.

Необходимо сказать о том, что Словарь языка Достоевского предназначен совсем не для преподавания РКИ, тем не менее, как, в общем-то, и любой словарь, его можно использовать при решении ряда определённых лингводидактических задач, но – учитывая указанные выше факторы, связанные с особенностями аудитории, целями, задачами и условиями обучения. Ещё одно непременное условие – надо хорошо знать специфику Словаря, его концепцию, лексикографические параметры, на которых он основан.

Обозначим, конечно, в редуцированном виде, лингводидактический потенциал Словаря языка Достоевского.

– Словарь можно рассматривать в качестве расширенного лингвистического комментария к текстам произведений Ф.М. Достоевского, с этой точки зрения он полезен и для русского читателя.

– Ключевым параметром Словаря является то, что в нём описываются не все слова, которые мы можем зафиксировать в полном собрании сочинений писателя, а только наиболее значимые для авторского идиостиля, идиоглоссы. При этом одним (!) из этапов определения у слова его идиоглоссного статуса является метод экспертной оценки, заключающийся в коллективном прочтении составителями словарных статей какого-то произведения Достоевского с установкой на выделение наиболее значимых и интересных со стилистической точки зрения слов. По сути, точно такой же метод применяется при определении лексических минимумов для разных этапов обучения русскому языку иностранцев. Более того, причём независимо от этапа обучения, на занятиях можно провести с учащимися аналогичную процедуру, после которой выйти на развитие навыков продуктивных видов речевой деятельности – составление монолога, включающего в себя анализ произведения или написание эссе с использованием выделенных идиоглосс.

– Словарь языка Достоевского позволяет осуществить сквозное прочтение текстов писателя, что имеет смысл для иностранной аудитории филологического профиля. Такая возможность существует благодаря тому, что в словарной статье иллюстрации к значениям описываемого слова даются из всех периодов творчества Достоевского, а также из разных жанров – художественной прозы, публицистики, личных и деловых писем.

– Отдельные зоны комментария словарной статьи позволяют расширить материал, традиционно используемый, в том числе и в практике преподавания РКИ, для лингвостилистического анализа художественного текста: употребление слова в составе метафоры, метонимии, сравнения, в различного типа игремах (оксюмороне, зевгме, авторских новообразованиях, модификациях фразеологических единиц и отсылок к прецедентым текстам и др.).

– К Словарю можно обращаться с целью корректировки словарных дефиниций, при этом мы вовсе не хотим сказать, что дефиниции, используемые в Словаре языка Достоевского, лучше тех, которые мы находим в других словарях, однако сама установка на то, чтобы избегать в дефинициях различного рода тавтологий, сближает характер словарных определений с теми, которые, например, должны предлагаться иностранным учащимся в учебных словарях. Таким образом, ресурсы Словаря языка Достоевского дают дополнительный материал для создания учебных словарей, а также для составления учебных пособий по лексике.

– Такая зона комментария словарной статьи, как подчинительные связи описываемой идиоглоссы, позволяет существенным образом расширить материал, относящийся к особенностям сочетаемости используемых в речи слов, а зоны комментария, в которых фиксируются сочинительные и словообразовательные связи, – их парадигматических отношений.

– Материалы Словаря языка Достоевского позволяют расширить состав традиционно используемых в преподавании РКИ лексико-семантических групп (ЛСГ), а также ввести новые: «натура, характер, нрав, темперамент», «миг, мгновение», «намерение, план, желание, стремление, умысел», «наивность, доверчивость, непосредственность, простодушие» и т. п. При этом предлагаются контексты, наиболее очевидным образом эксплицирующие значения входящих в ЛСГ слов. Мы также находим интересный с лингводидактической точки зрения материал, дающий возможность использовать на занятиях определённые тематические группы, например, такое примечание в словарной статье «набережная»: «“Набережная” у Достоевского, наряду со словами “проспект, улица, переулок, бульвар, канава, мост” и т. п., имеет большое значение для создания городского топоса, прежде всего Петербурга, являясь связанным как с развитием сюжета, так и с описанием психологического состояния действующих лиц».

– Несомненным лингводидактическим потенциалом обладают зоны комментария словарной статьи, в которых фиксируется употребление идиоглоссы в составе афоризмов и высказываний обобщающего характера. Этот материал позволяет решить ряд учебных задач – и выйти через язык в «мир» Достоевского, и направить учащихся на диалог, дискуссию, и другое, что, несомненно, усиливает мотивацию обучения.

Мы назвали далеко не все возможности применения материалов Словаря языка Достоевского в обучении РКИ, многое, в конце концов, зависит от опыта и фантазии преподавателя, тем не менее, непременными условиями целесообразного использования Словаря в учебных целях являются следующие: надо очень хорошо знать сам Словарь, иностранную аудиторию, с которой мы работаем, и ни в коем случае не стремиться во что бы то ни стало использовать на занятиях этот лексикографический ресурс – всё должно происходить как можно более естественным образом.